(8412) 23-33-23
Сделать заявку
Меню

Эксперт журнала «Арматуростроение» Юрий Жестин делится своими мыслями о том, как складывается цена на нефть и как вообще устроен этот рынок.

«Ситуация конца прошлого года подталкивает к тому, чтобы поглубже разобраться в этом вопросе. Можно даже задать его иначе, в эпатажном ключе. Как так получилось, что несколько тысяч трейдеров столь сильно влияют на повседневную жизнь десятков миллионов людей? Странная зависимость; сытые клерки играют в цифры на форексе или в других биржевых системах - а мы с вами в результате их игрищ покупаем продукты в магазинах в полтора раза дороже. Что-то здесь не так, вы не находите?

Цена нефти

Реальная нефть на бирже почти не торгуется. Она вся слишком разная по составу и свойствам, из каждого месторождения своя, и только основных сортов в мире более 200. А биржевой товар должен быть стандартным. Поэтому биржи, чтобы торговать нефтью, разработали условные маркерные сорта, для которых установлены некоторые средние для данного региона характеристики. Самым любимым маркерным сортом нефтетрейдеров является Brent - смесь сырой нефти с 15 месторождений Северного моря. Есть американский сорт WTI - смесь нефти с Западно-Техасских промыслов. Еще один маркер - Dubai/Oman, название говорит само за себя. Российский сорт, усредняющий свойства нефти, поступающей с Западносибирских, Уральских и Поволжских месторождений, называется Urals. А цену реальной нефти можно привязать к биржевой цене с помощью определенной формулы, учитывающей отклонения ее характеристик от таковых у маркерного сорта.

Итак, та цена нефти Brent, о которой все говорят и пишут и которую можно увидеть, например, на главной странице Яндекса, - это вовсе не цена реальной нефти с конкретного месторождения. И всё бы ладно, формула-то известна... но беда именно в том, что это вообще не цена нефти! Это биржевой курс фьючерсных контрактов на неё! Да-да, не верите - проверьте, на биржах не нефтью торгуют, а фьючерсами! И просто удивительно, что все поголовно говорящие и пишущие о ценах на нефть как бы подразумевают, что это одно и то же, не замечая подмены понятий - сознательно или, скорее, легкомысленно повторяя за остальными. В чем подмена – я постараюсь объяснить.

Фьючерсный (от английского future - будущее) контракт, или просто фьючерс - это вроде бы обычный договор купли-продажи с отложенным на будущее исполнением, который можно заключить на бирже. Но у него есть важные особенности. Прежде всего, он жестко стандартизирован. Стороны договариваются только о цене, всё остальное (объем, качество, упаковка, срок исполнения, и т. п.) установлено биржей в спецификации. А главное, такой контракт может быть не только поставочным, предполагающим реальное исполнение обеими сторонами, но и расчетным, когда при наступлении срока исполнения никто никому ничего не поставляет, а стороны лишь рассчитываются друг с другом, исходя из того, какой оказалась реальная цена предмета контракта.

Чтобы было понятно: расчетный фьючерс - это как бы «спор на деньги». Например, если вы считаете, что 1 января 2017 года доллар будет стоить больше 100 рублей, а я - что меньше, мы можем просто поспорить об этом на рубль, а можем поступить более замысловато: заключить сделку, что я в данный день продам вам доллар за 100 рублей. Если вы окажетесь правы - такая сделка будет выгодна вам: вы мне заплатите всего сотню, а продадите мой доллар дороже; если же тот окажется дешевле, - выиграю я. Но, чтобы выполнить свои обязательства, мне придется купить доллар, затем отдать его вам в обмен на ваши рубли, а вы его вновь продадите. Зачем нам такие сложности? Давайте просто договоримся рассчитаться, исходя из того, каким 1 января будет курс: если, например, 90 рублей, то вы мне заплатите разницу в 10, а если 120 - то я вам отдам 20 (разница называется «маржой».) Это и будет расчетный фьючерс. Заметим, что для его заключения и исполнения не нужно знать, как выглядит доллар и что это вообще такое. Достаточно знать его курс на конкретную дату.

Теперь представьте себе, что через неделю после заключения нашего с вами контракта мне встречается неисправимый оптимист Вася Пупкин и заявляет: «Ха! Да доллар 1 января будет меньше 50 рублей!» На что я ему хитро предлагаю: «Давай тогда я у тебя его куплю в этот день за данную цену!» Вася радостно соглашается, мы заключаем расчетный фьючерс... Теперь у меня на руках два контракта: по одному я покупаю доллар за 50, по другому продаю его же за 100. Причем в один и тот же день. Значит, сколько доллар на самом деле будет стоить, меня уже не интересует, суммарная маржа 50 рублей, считай, у меня в кармане! Осталось дождаться 1 января и надеяться, что никто из контрагентов меня не надует.

Чтобы понять, как работает механизм биржевой торговли фьючерсами, к вышеизложенному нужно добавить лишь несколько деталей. Во-первых, покупатель с продавцом (а их многие тысячи) друг друга не видят и не знают. Контракт заключается через электронную систему торгов, и как только он заключен, фактической стороной по нему становится биржа, гарантирующая его исполнение. Во-вторых, хотя контракт при заключении не оплачивается, биржа требует заранее внести определенный депозит - без этого она не смогла бы стать гарантом сделки (или разорилась бы). В-третьих, вариационная маржа считается биржей ежедневно, и трейдеру нет нужды ждать срока исполнения, чтобы забрать свои деньги, если он вчера купил фьючерс дешевле, а сегодня продал дороже. Стоит ли удивляться, что подавляющая доля нефтяных фьючерсов - расчетные, поставками нефти заканчиваются менее 1 % от общего их числа?

Наконец, есть еще одна важная тонкость, которую мало кто замечает. В приведенном выше примере мы с вами и с Васей Пукиным рассчитывались друг с другом, опираясь на курс доллара, никак не зависящий от наших споров и мнений - например, на официальный курс Центробанка РФ, который знать не знает ни нас с вами, ни тем более Васю. Исполнение нефтяных фьючерсов тоже вроде бы опирается на «настоящую» цену нефти. Но утверждать, что эта цена никак не зависят от котировок фьючерсов, уже нельзя!

Биржевая торговля нефтяными фьючерсами началась в начале 80-х годов. Поначалу их котировки и цены на нефть вправду формировались по раздельности. Но затем... Первой привязать цену продаваемой в реальном режиме нефти к текущей цене фьючерса придумала мексиканская компания РЕМЕХ в 1986 году.

И далее эта идея была быстро подхвачена по всему миру. На то были серьезные основания! Ведь конечные потребители, как и «начальные продавцы», опасаются просчитаться с ценой. Они в большинстве своем не доки в маркетинге, а торговцев, готовых этим воспользоваться, на любом рынке хватает (вспомните 90-е годы в России). Тем более на таком сложном, как рынок нефти. Это ж какой анализ надо провести! Тысячи сделок по всему миру: в Хьюстоне, в Абу-Даби, в Тюмени, нефть вся разная, транспортировка обходится порой дороже ее самой... А тут - как удобно! Посмотрел биржевые сводки - и всё! Так что сегодня почти во всех реальных контрактах цена нефти привязана к котировкам фьючерсов с помощью той самой формулы, что учитывает отличие ее качества от маркерного сорта. Жизнь внебиржевых торговцев подобная практика весьма осложнила. Вот только за 30 лет такой практики на каждого внебиржевого развелась сотня биржевых...

Итак, цена исполнения фьючерсов рассчитывается исходя из цен на реальную нефть, а те, в свою очередь, опираются на биржевые котировки фьючерсов. Казалось бы, ну и прекрасно - значит, котировки фьючерсов вправду отражают цену нефти. Но вот вопрос: а не наоборот ли? Что чего отражает на самом деле? Ведь фьючерсы на порядок ликвиднее, на одной только лондонской бирже ICE объем торговли ими примерно равен всей мировой добыче нефти. И, как уже упоминалось, 99% фьючерсных контрактов - расчетные, то есть, заключаются игроками, не намеренными (и не умеющими) ни покупать нефть, ни продавать.

Увы, это действительно так. Ситуация за прошедшие 30 лет вывернулась наизнанку, рынок фьючерсов вдруг оказался первичнее рынка нефти. Особенно этому поспособствовало появление электронных торговых систем типа форекса, благодаря которому фьючерсный контракт может заключить любой бездельник, не выходя из дома. Фактически цена на нефть сегодня формируется спекулянтами, нефти в глаза не видевшими, а просто играющими на деньги, как в казино. Более детальное объяснение вынесено во врезку, ибо звучит сложновато для непривычного уха. Что поделать: трейдеры обзавелись жаргоном, призванным создать иллюзию сложности той «науки», на которой зиждется их «неподъемный» труд. На самом деле ничего сложного в биржевой торговле нет. Торговать арматурой, а уж тем более производить ее, - гораздо сложнее. Биржевого трейдера можно обучить всем премудростям за месяц, а чтобы вышел хороший инженер - нужны годы.

Для справки
Фьючерсы на нефть выпускаются сроком на месяц. Таинство под названием «экспирация» (англ, expiration — «окончание срока действия») происходит в середине каждого календарного месяца: один тип контракта завершается, другой открывается. Цена, по которой контракты исполняются, равна некоторому расчетному индексу. Для Brent, например, используется ICE Brent Index (на общепринятом слэнге — «биндекс»): который вычисляется биржей по методике фирмы Platt's как средневзвешенная цена всех реальных контрактов спот (тип контракта с исполнением обеими сторонами в течение двух суток, типичный для «кассовых» сделок с нефтью) на данную марку нефти, заключенных за последние 25 дней. Биндекс считается каждый день, и действительно отражает цену реальной нефти. Но котировки фьючерсных контрактов вовсе не равны биндексу. Ведь трейдеры, заключая их, не на текущий биндекс смотрят, а как бы стараются угадать, каким он будет на ближайшее 15-е или 16-е календарное число (в феврале - 14-е). «Как бы» - потому что по жизни они столь далеко обычно не смотрят, а угадать пытаются лишь, каким будет курс назавтра. В первые пять или шесть дней обращения нового фьючерса (месяц минус 25 дней) вообще ни один из тех контрактов спот, с учетом которых он будет исполняться, еще не заключен. Курс фьючерса формируется без каких-либо реальных ориентиров, одними лишь ожиданиями трейдеров. А затем, когда эти контракты спот начнут заключаться, в качестве цены в них - может быть, не во все, но в большинство - будет заложен биржевой курс фьючерса.

Да, на срочном рынке присутствуют в роли «хеджеров» и производители нефти - ради того, чтобы подстраховаться от падения цен (на биржевом слэнге – «захеджировать риски»). Если производитель опасается, что цена нефти упадет ниже критического для него уровня, он продает фьючерсы по сегодняшней, более высокой цене, тем самым фиксируя себе будущий доход, который затем сложится из выручки от продажи нефти и маржи с биржи. Но поскольку подавляющее число биржевых сделок с фьючерсами заключается спекулянтами, это приводит к совершенно иным законам ценообразования, чем на обычном товарном рынке. Спекулянту ведь всё равно, сколько стоит нефть, он её не добывает. Ему важна только динамика котировок.

Рынок обычного товара, согласно классической макроэкономике, устроен так (см. рис.).

Рынок обычного товара, согласно классической макроэкономике Есть «кривая предложения», показывающая прямую зависимость рыночной цены и объемов производства: если цена слишком низкая, производители, не желая продавать себе в убыток, сокращают производство, если высокая - наращивают. Покупатели же, наоборот, чем дешевле, тем больше покупают, а чем дороже - тем меньше, что отражено в «кривой спроса». Пересечение кривой предложения с кривой спроса, когда их объемы совпадают, даёт равновесную цену.

Рыночная цена колеблется вокруг равновесной: дефицит вызывает рост цены, но затем предложение растет, спрос падает - и цена начинает снижаться. Избыток, наоборот, снижает цену, но тогда часть продавцов уходит с рынка, а покупатели становятся активнее - и цена возвращается к равновесной. Да, жизнь устроена сложнее, но в целом эта модель «свободного регулирования» неплохо работает на многих товарных рынках.

Но на рынках финансовых инструментов, каковыми являются нефтяные фьючерсы, иные законы. К ним макроэкономика особого отношения не имеет, там царствует «технический анализ», учитывающий не стоимость актива, а психологию торгующих им спекулянтов. Биржевой курс может раскачиваться гораздо быстрее и сильнее, чем рыночная цена в классической модели. Ведь у финансового актива нет себестоимости, он никем и нигде не производится. Если трейдер думает, что завтра цена упадет, он будет продавать, какова бы она ни была сегодня. Причем самим фактом этой продажи подтолкнет её вниз. И если таковы общие настроения трейдеров - цена может провалиться куда угодно. Впрочем, когда на бирже есть хеджеры, для которых себестоимость - не пустой звук, «куда угодно», конечно, не провалится. Но чем меньше их доля, тем неустойчивее рынок, тем дальше может улететь биржевой курс от экономически обоснованного уровня.

С рынком нефтяных фьючерсов дела обстоят еще веселее. Мало того, что спекулянты со своим «техническим анализом» там составляют подавляющее большинство, так еще и с себестоимостью у нефти не всё так просто. Какую-нибудь другую отрасль ситуация, когда цену на рынке, по сути, определяют игры неграмотных бездельников, давно убила бы. А нефть - добывается себе и добывается. И чтобы окончательно разобраться с её рынком, нам нужно сначала выяснить, что именно «не так» с её себестоимостью.»

Продолжение читайте здесь

Журнал «Арматуростроение», 3/102/2016



Возврат к списку